Прощание с торговыми соглашениями

Width 250px dani rodrik ab 02 opt

Какой цели действительно служат торговые соглашения? Ответ на этот вопрос представляется очевидным: страны заключают их с целью достижения более свободной торговли. Но реальность намного сложнее.

Семь десятилетий после окончания Второй мировой войны были эпохой торговых соглашений. Крупнейшие мировые экономики постоянно вели переговоры, были заключены две крупные глобальные сделки: Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) и договор о создании Всемирной торговой организации (ВТО). Кроме того, было подписано более 500 двусторонних и региональных торговых соглашений – подавляющее их большинство после того, как ВТО заменила ГАТТ в 1995 году.

Популистские бунты 2016 года почти наверняка положат конец этой суматохе. В то время как развивающиеся страны могут проводить небольшие торговые соглашения, две крупные сделки, являющиеся предметом обсуждения, Транстихоокеанское партнерство (ТЭС) и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТИПП), все равно что мертвы, после выбора Дональда Трампа в качестве президента США.

Мы не должны скорбеть по их уходу.

Какой цели действительно служат торговые соглашения? Ответ на этот вопрос представляется очевидным: страны заключают их с целью достижения более свободной торговли. Но реальность намного сложнее. Дело не только в том, что сегодняшние соглашения распространяются на многие другие области, такие как нормы здоровья и безопасности, патенты и авторские права, правила по учету движения капитала и права инвесторов. Также неясно, действительно ли они имеют непосредственное отношение к свободной торговле.

Экономическое обоснование торговли – это внутренняя торговля. Будут победители и проигравшие, но либерализация торговли увеличивает размеры экономического пирога у себя дома. Торговля для нас выгодна, и мы должны устранить препятствия к ней ради нас самих – не помогать другим странам. Таким образом, открытая торговля не нуждается в космополитизме; ей просто нужны необходимые внутренние корректировки, чтобы гарантировать участие всех (или, по крайней мере, политически влиятельных) групп в общей прибыли.

Для малозаметных на мировых рынках экономик история заканчивается здесь. У них нет необходимости в торговых соглашениях, так как свободная торговля прежде всего в их интересах (и у них нет рычагов в переговорах с более крупными странами).

Экономисты разделяют аргументы в пользу торговых соглашений для крупных стран, поскольку эти страны могут манипулировать их условиями торговли – мировыми ценами на товары, которые они экспортируют и импортируют. Например, путем введения импортного тарифа, скажем, на сталь Соединенные Штаты могут снизить цены, по которым китайские производители продают свою продукцию. Или путем налогообложения экспорта самолетов США могут поднять цены, которые иностранцы должны оплатить. Торговое соглашение, запрещающее политику «разорения соседа», может быть полезным для всех стран, так как без него все они могут в конечном счете проиграть.

Сложно согласовать это разумное объяснение с тем, что происходит в рамках сегодняшних торговых соглашений. Несмотря на то что США налагают таможенные пошлины на импорт китайской стали (и многие другие продукты), мотивом вряд ли служит снижение мировой цены на сталь. Если оставить США с собственными методами урегулирования, они предпочли бы субсидировать экспорт боингов – как это часто бывает, – чем обложить их налогом. Действительно, правила ВТО запрещают экспортные субсидии – которые, с экономической точки зрения, должны называться политикой «обогащения своего соседа», – при этом не устанавливая прямых ограничений на экспортные пошлины.

Так что экономика не ведет нас слишком далеко в понимании торговых соглашений. Политика кажется более перспективным направлением: торговую политику США по стали и самолетам, возможно, лучше объяснить желанием директивных органов помочь этим отраслям – имеющим мощное лоббирование в Вашингтоне, – чем их общими экономическими последствиями.

Торговые соглашения, как утверждают их сторонники, могут помочь сдержать подобную расточительную политику, затрудняя правительствам распределение особых привилегий политически связанным отраслям промышленности.

Но у этого аргумента есть слабое место. Если торговую политику определяет главным образом политическое лоббирование, не будут ли международные торговые переговоры зависеть от тех же самых лоббистов? И могут ли правила, написанные совместно домашними и зарубежными лоббистами, а не исключительно домашними, гарантировать лучший результат?

Безусловно, когда домашние лоббисты сталкиваются с иностранными, они не могут получить все, чего хотят. С другой стороны, общие интересы между промышленными группами разных стран могут сформировать политику, которая закрепит погоню за рентой на глобальном уровне.

Когда торговые соглашения касались в основном импортных тарифов, согласованный обмен доступа к рынкам обычно получал более низкие импортные барьеры. Но также существует множество примеров международного сговора особых интересов. Как я уже отметил, запрет ВТО на экспортные субсидии не имеет реального экономического обоснования. Правила по антидемпингу – это прямые протекционистские намерения.

Такие порочные случаи получили широкое распространение в последнее время. Новые соглашения включают правила по интеллектуальной собственности, потокам капитала, а также защите инвестиций, которые в основном предназначены для создания и сохранения прибыли для финансовых институтов и транснациональных предприятий, за счет других законных политических целей. Эти правила предусматривают особую защиту иностранных инвесторов, которые часто вступают в конфликт с нормами здравоохранения или охраны окружа­ющей среды. Они затрудняют развивающимся странам доступ к технологии, управлению нестабильными потоками капитала и диверсификации своих экономик за счет промышленной политики.

Торговые политики, управляемые домашними лоббистами и особыми интересами, – это политики саморазорения. Они отражают асимметрии власти и политические неудачи внутри общества. Международные торговые соглашения могут способствовать устранению подобных внутренних неудач лишь отчасти, а иногда они еще больше их усугубляют. Решение проблемы политики саморазорения требует улучшения внутреннего управления, а не установления международных правил.

Давайте не забывать об этом, раз мы сожалеем об уходе эпохи торговых соглашений. Если мы будем хорошо управлять нашими собственными экономиками, новые соглашения перестанут быть необходимы.

Официальные партнеры

Logo nkibrics Logo dm arct Logo fond gh Logo palata Logo palatarb Logo rc Logo mkr Logo mp